Интервью П.Д. Фесюка для газеты "Александрийская неделя"

2008-11-25
Просмотров: 1907

Как повлияет мировой финансовый кризис на наше сельское хозяйство, почему при небывалом урожае дорожают продукты питания и выживут ли наши фермеры после вступления Украины во Всемирную торговую организацию?

Павло Фесюк

Павел Фесюк, коммерческий директор ООО "УкрАгроКом", ответил на эти и другие вопросы корреспонденту самой читаемой газеты города Александрия "Александрийская неделя".

Корр.: - Павел Дмитриевич, проезжая по дорогам нашего края нельзя не заметить метаморфозы, происходящие в селе. Там, где прежде стояли цветущие усадьбы, сегодня полное запустение. Село вымирает?

П. Ф.: - В том смысле, каким мы его воспринимали раньше, так. Люди хотят жить лучше, поэтому и перебираются поближе к благам цивилизации. Затрудняюсь ответить - хорошо это или плохо. Недавно в статистических данных я обнаружил, что наша область на предпоследнем месте по численности населения. В том, что люди уезжают, виновата не только маленькая зарплата или отсутствие удобств - происходят естественные процессы, которым мы противостоять не в силах. Нельзя построить, как у Льва Толстого, социализм в отдельно взятом имении. Нужно приспосабливаться к тем факторам, которые происходят на селе. Конечно, что-то теряется в нашей самобытности, культуре. Украина без села - это не Украина. Но урбанизация и прогресс цивилизации неумолим. Ведь с другой стороны развитие сельскохозяйственных наук позволяет сегодня гораздо сокращать трудозатраты и одновременно повышать урожайность. То, с чем прежде не справлялась целая бригада, сегодня делает один специалист. Возможно, в скором будущем на месте деревень останутся только фермерские хутора и административные центры, где сосредоточится вся необходимая для жизнедеятельности конкретного района инфраструктура.

Корр.: - Я, как городской житель, не могу понять - на каком свете находится наше сельское хозяйство - оно развивается, или приходит в упадок?

П. Ф.: - Если говорить о бизнесе, то он развивается, и причем за последние пять лет очень стремительно. Растет конкуренция, а это главное стимул для работы. Другое дело, куда производители тратят свои доходы. Кто тратит на расширение посевных территорий, наращивание технической базы, улучшение инфраструктуры села. А кто выбирает стратегию проедание, живя одним днем. Т.е. рассчитались по кредитам, выплатили арендные платежи, положили прибыль в карман, а дальше хоть трава не расти.

Корр.: - Сейчас все говорят о мировом кризисе. Аналитики утверждают, что рано или поздно он коснется каждого. Но александрийская глубинка, кажется, такая далекая от фондовых бирж Нью-Йорка или Токио. Наше сельское хозяйство привязано к мировым течениям или плывет само по себе?

П. Ф.: - Кризис коснется всех. Известно, что на грани остановки металлургическая отрасль, дающая более 50% всей валюты для нашей казны. Остановилась строительная отрасль, за ними тянутся и другие. Куда деваться людям? Если еще недавно в нашем хозяйстве ощущалась нехватка кадров, то уже сегодня на одно рабочее место пять претендентов. А в целом, считаю, что Украина стоит на пороге сильного кризиса, в том числе и инфляционного скачка.

Корр.: - Говорят, что сельхозпроизводителям это выгодно?

П. Ф.: - Наш бизнес выигрывает - продукция вырастет в цене. Например, выращивать подсолнечник в прошлом году оказалось делом убыточным, его цена опустилась с 4 тыс. гривен за тонну до одной тысячи. Вырастет цена на него - вырастет и его производство. А вообще кризисные процессы начались еще полгода назад и миллионы людей уже испытали на себе всю его красу.Елементарний пример: в ноябре люди получат зарплату за нынешний месяц. Куда они понесут деньги - в банк? Нет - забрать хотя бы вложенное туда раньше. А без оборотных средств банк начнет лихорадить, предприниматели не смогут получить кредиты для поддержания и развития производства - и его начнет лихорадить. И так далее по цепочке. Дай Бог, что бы не повторилась ситуация начала 90-х годов, когда кассиры в магазинах резали ножницами купоны. Что стоит сельхозпроизводителям крах одного только Проминвестбанка! Огромное количество фермеров работающих с ним не могут теперь получить кредиты на посевную кампанию.

Корр.: - До кризисов у нас уже выработался стойкий иммунитет, может переживем и этот, тем более хлебушек в закромах есть - в этом году собран небывалый урожай.

П. Ф.: - Урожай отличный, но радости мало. Во всех крупнейших странах - производителях зерна - избыток продукции, соответственно цена упала ниже, как говорится, планки.

Корр.: - Какие у вас отношения с государством? Нужна ли вам его опека? Некоторые фермеры говорят, что районные управления сельского хозяйства пора отменить, поскольку они всего лишь играют роль статистов.

П. Ф.: - На данном этапе, когда государство довольна жестко регулирует сельхозпроизводителя, такие структуры нужны, они представляют наши интересы, через них мы получаем государственные дотации. Если взять наше Александрийское управления, то по сравнению с другими службами оно работает очень эффективно. Однако, считаю, что от политики ручного государственного управления необходимо избавляться - рынок должен регулировать сам себя. Это общепринятая мировая практика.

Корр.: - Традиционный вопрос о собственности на земли. Кому она должна принадлежать? Нужен нам свободный рынок? Или не скупят "денежные мешки" у крестьян землю за копейки, а потом за них же заставят и работать?

П. Ф.: - Однозначно скупят. Вспомните пресловутую ваучеризацию, когда каждый работник предприятия должен ваучер и мог, якобы, влиять на управление этим предприятием. Влияет? То же будет и с землей. Магнаты ее скупят, продадут и еще не раз перепродадут, и заработают огромные деньги. Но, в конце концов, земля достанется тем, кто знает, как нужно на ней работать. Как патриот своей Родины я против разрешения на продажу земли - село это душа страны, именно здесь рождаются самые великие литераторы, музыканты, ученые. Есть земля - ​​есть привязанность к ней. Если завтра начнется продажа земли, то на ней никого не останется, кроме батраков. Я знаю примеры, когда сегодня магнаты обладая 400 тысячами гектаров земли, обрабатывают лишь ее десятую часть. Их не интересует сельское хозяйство, они ждут Закон о рынке земли. И после его принятия продадут все с потрохами тем, кто придет уже с калькуляторами в глазах. А эти уже будут смотреть на крестьянина лишь как на единицу рабочей силы. Человеческий фактор смоется прочь.

Корр.: - Но с потребительской точки зрения мы выигрываем?

П. Ф.: - Да, безусловно. Эти бизнесмены знают, чего хотят и как этого достичь. Четко поставленные задачи и строгое их выполнение будет способствовать насыщению потребительского рынка.

Корр.: - Политика влияет на работу сельского хозяйства?

П. Ф.: - В нашей стране политика - это бизнес, где каждый решает свои интересы. Но с нашим бизнесом это не пересекается. Тем более, что при любой смене власти, аппарат этой власти остается неизменным.

Профессиональная политика Кабмина, Нацбанка и Секретариата Президента - это то, что реально влияет. А политические перетасовки нет. Меняются люди в больших кабинетах, а те, кто делает всю ежедневную рутинную работу сидят долго и знают свое дело. Меняются вывески, заставки, но не принципы работы. Думаю, что наше государство уже достигла того уровня развития, когда при любом политическом раскладе (все сегодняшние основные политические игроки веду в отношении сельского хозяйства либеральную центристскую политику) мы можем нормально работать.